latbrand: (Default)
[personal profile] latbrand
Заповедник Сказок

- У тебя есть мечта? - Гриззи болтала лапками в пушистых розовых тапочках. - Я, к примеру, мечтаю вот прям сейчас оказаться на берегу теплого моря, лежать на песочке и лениво бултыхать пяткой в воде. А ты?
Мышка Гризельда в документах значилась под прозаическим именем Грызильда, но для мышки с тонкой душевной организацией оно звучало просто оскорблением.
- Гризельда! - Крысь отодвинул чашку. - Вечно у тебя фантазии совершенно несусветные, а мечтать нужно о чём-то существенном: о головке сыра, к примеру, или о кусочке копчёной колбасы. Большом таком кусочке. Вот я, к примеру, в своих мечтах вижу стол, накрытый красивой скатертью, а на нём, - Крысь мечтательно закатил глаза, - на нём много-много плюшек с орехами пекан.
Гриззи была мастером уюта и Крысь обожал пить чай с плюшками, которые она обожала печь.
- А как же подвиги? - Гриззи от возмущения чуть не захлебнулась чаем. - Спасти мышиную принцессу из лап кота? Достать хвостом до звезд? Уйти в корабельные крысы и совершить кругосветное путешествие? А то плюшки... кстати, что такое "орех пекан"?
- Понятия не имею, - пожал плечами Крысь и потянулся за очередной плюшкой, - но я его ужасно хочу. В смысле, я о нём мечтаю. О нём в плюшке. Между прочим, Гриззи, как называется очень большая, такая большущая плюшка?
- Не знаю. Плюха, наверное.
- Ну уж нет! У меня было пять старших братьев, поэтому я хорошо знаю, что такое плюха! Да и на орехи мне частенько доставалось.

***
На берегу сонной Реки , что лениво катила свои прохладные воды к далёкому морю, рос кувшин. Ну, хорошо, не рос, а просто врос в землю. Дожди до блеска намывали его коричневые бока, травы оплетали его донышко, ветры посвистывали в его горловине. Кувшин был обитаем: Гризельда и её друг Крысь устроили в нём уютное жилище. Ну да, мышь по имени Крысь, и не потому, что у него мания величия, а просто Крысь - имя уменьшительное от Кристофер.
Иногда Крысь брал удочку и устраивался на берегу сонной Реки подремать - это у него называлось "поразмыслить о бренности мира". Однажды, разглядывая себя в сонных водах Реки, Крысь обнаружил у своего отражения кисточки на ушах. Возможно, это была просто рябь на зеркальной глади сонной Реки, но с тех пор Крысь стал подписываться "К. Рысь."
- Желания должны исполняться! - решила Гриззи. - Чего не сделаешь для друга! Хочет Крысь плюшки с пеканом - он их получит. Заодно я узнаю, как он выглядит, пекан этот.
У Гризельды водились странные знакомцы, среди которых значился старенький профессор. Не то чтобы Грызельда с ним дружила, но у профессора была пара неоспоримых достоинств: огромная библиотека и либеральное отношение ко всякой живности. Юркнув в профессорский дом, Гриззи взобралась на стеллаж, нашла нужную книгу и, сбросив ее на пол, начала листать.
- Так, посмотрим. Пекин... пектусин... пекарь... пекан! "Орехи пекан – это э..."
На этом месте Гриззи запнулась. И вовсе не потому, что не смогла прочесть длиннющее слово, а потому что за буквой "э" следовала огромная дыра. Дело в том, что с профессорской библиотекой Гриззи
познакомилась в том возрасте, когда была очень юна и любопытна, а потому всё пробовала на зуб.
Вы наверняка решили, что Гриззи опустила руки, то есть лапки? Как бы не так! Она знала, что у профессора была ещё одна библиотека, находящаяся внутри большого ящика, управляться с которым помогала мышь по фамилии Компьютерная. У неё не было лапок, зато был длиннющий хвост.
- Та-а-ак, - Гриззи забарабанила лапками по клавиатуре, мышь Компьютерная подмигнула своим светящимся глазом и показала Гризельде искомое слово.
- Орехи пекан -, читала мышка, – э... это экзотические плоды... скорлупой и формой похоже на лесные орехи... используются при приготовлении праздничных блюд. Очень хорошо. Даёшь праздник!
Осталось добыть орех. Гризельда даже знала, где она его добудет: в числе её странных знакомых значился лавочник, продававший всяческие пряности, сладости и орехи.
- Сезон охоты на орехи пекан открыт! - завопила Гриззи и понеслась к лавочнику.
- Эй! - крикнула Гризельда, ворвашись в лавку через дырочку в стене. - Мышки-сестрички, скажите, где тут у вас орехи пекан?
Тишина была ей ответом.
- Похоже, что лавка пуста, - вздохнула Гриззи. - Наверно, тут все мыши с голоду подохли. Придётся искать самой.
Мышка методично обследовала банку за банкой, пакет за пакетом, мешок за мешком, как вдруг её привлёк дивный запах. Так пахнуть могло только чудо, волшебство или чья-та мечта.
- Пекан! - завопила Гриззи и радостно кинулась в угол, откуда струился сладостный запах.
- Клац! - с противным звуком захлопнулась мышеловка, прищемив мышиный хвост.
- Ой! - вскричала Гриззи. - Ой-ё-ёй! Это что же, Крысь останется без плюшек с пеканом, а я без тёплого моря? Или ещё чего похуже? Эй, кто-нибудь! Помогите!
В дальнем углу наметилось некоторое шевеление и показалась тощая мышь в грязноватом чепце. Покачиваясь, она приблизилась к Гризельде. Мышь пахла завтраком из пива и колбасы, пылью и одинокой старостью.
- Что ты здесь делаешь, дитя моё? - скрипучим голосом осведомилась она.
- Мне понадобились орехи пекан, тётушка, но я не смогла их найти.
- Мышель,- проскрипела старуха, - Зови меня Мышель. Кстати, в мышеловке вовсе не пекан, а сыр. Сыр горгонзола, только просроченный. С этими словами она подошла к небольшому бочонку и, вытащив оттуда орех, протянула его Гризельде. - Вот тебе твой пекан.
- Тетушка Мышель, - взмолилась Гриззи, - помогите мне выбраться из мышеловки, иначе мне и пекан будет ни к чему.
- А это уже не моё дело. Я тебе орех достала, а как ты им распорядишься - твоя забота.
Старуха сунула ей в лапку орех пекан.
- Тетушка Мышель, освободите меня из мышеловки, пожалуйста.
- С чего вдруг я стану тебя освобождать? Придёт хозяин, увидит, что орехов не хватает, а тут ты, с пеканом в лапе, вот и понятно, кто орехи в лавке ворует, - с этими словами Мышель подхватила пару орехов и повернулась, чтобы уйти.
- Вы такая мудрая мышь, - решила польстить ей Гризельда. - Если вы освободите меня, я постараюсь стать такой же мудрой.
- Хочешь стать мудрой мышью, успей первой рассказать о какой-нибудь мышке-идиотке, пока она не рассказала о тебе, - расхохоталась Мышель и, покрепче прижав орехи к тощему животу, удалилась, шаркая подагрическими лапами и метя облезлым хвостом.
Гриззи попыталась освободиться сама. Подёргав хвостиком, поняла, что так его не вытащить. Тогда она попыталась приподнять рамку, придавившую хвост, но на это её мышиных сил не хватило. Гриззи уже собиралась отгрызть свой хвост, на кончик которого в праздник она повязывала нарядный розовый бант, но решила сначала горько поплакать.
- Гризельда! - раздался хорошо знакомый голос. - Перестань реветь! Сейчас что-нибудь придумаем.
Видели бы вы, как обрадовалась мышка! Крысь, а это был, разумеется, он, умел мыслить технически. Оглядев лавку в поисках подручных средств, он схватил длинный леденец и попытался приподнять им рамку, но конфета раскрошилась. Найдя пакет арахиса, Крысь намеревался затолкать стручок под рамку, но тот треснул и рассыпался. Крысь зашарил по мешкам с пряностями. Вытащив палочку корицы, он подсунул её под упрямую рамку мышеловки и изо всех сил нажал на неё. Рамка не сдвинулась. Тогда Крысь навалился на палочку всем телом и о, чудо! Рамка ослабила свою железную хватку и чуточку приподнялась - как раз на ту чуточку, чтобы мышка смогла вытащить свой хвост.
- Крысь! - строго сказала Грызельда, осматривая свой хвост. Тот был поцарапан и саднил, но остался жив и даже пытался помахивать. - Крысь, ты что, выслеживал меня?

***
Осенью закаты - точно самоцветы. Синий лес, опаловая трава, бирюзовая вода и розовое небо с золотой кромкой у горизонта. Воздух свеж и пахнет сухими листьями.
У раскрытого окна мыши ужинали остатками вчерашних плюшек. Задние лапки Гриззи и пострадавший хвост нежились в тазу с тёплой подсоленной водой: Крысь, как умел, исполнял мечту подруги. Он виновато подливал чай, иногда перехватывая сердитый взгляд, которым Гризельда одаривала ни в чём не повинный орех пекан, сиротливо лежащий на углу стола.
В сумерках мимо окна сновали две летучие мыши, беленькие и пухленькие, с полупрозрачными крыльями. Когда окончательно стемнело, они исчезли - то ли полетели спать, то ли растворились в темноте. Домовые, живущие в горлышке кувшина, запели баюльную песню.
Те_кто_наверху накрыли стол неба роскошной темносиней скатертью, щедро разбросав по ней сияющие пеканы звёзд. Посреди них улыбалась большущая плюшка Луна.

Update
Эта картина висит у меня на стене, автора не знаю. Но за подлинность данной истории ручаюсь :))
Page generated Aug. 23rd, 2017 07:29 pm
Powered by Dreamwidth Studios